Создано 04 Январь 2011

Нана Татишвили 

Эта красивая и бесконечно талантливая девушка слишком рано узнала, что такое популярность. Роль Электры — потолок для актрисы, как и роль Гамлета — для актёра. У знаменитой выпускницы 11-го лицея всё получилось наоборот — начала с потолка. Однако звёздность ничуть её не изменила. Нана Татишвили и сейчас остаётся человеком, который постоянно недоволен собой. Настойчиво ищет своё истинное призвание. Может быть, поэтому, сыграв в 22 года Электру, решила уйти из театра на Таганке, несмотря на все увещевания Юрия Любимова. Уйти из актёрской профессии. Уйти на взлёте, чтобы вскоре опять удивить публику. Теперь уже голосом.

Талант художника

Кто знает, может быть, совсем скоро мир будет рукоплескать новой оперной диве. Раз Бог наградил певческим даром, значит, нужно работать именно в вокальном направлении. Сегодня Нана не жалеет на это сил. Впрочем, она не жалела их никогда. На вопрос, без чего нельзя состояться, добиться успеха, наша героиня не задумываясь отвечает: «Без труда. Нужно много работать. Нужно любить то, что ты делаешь. И тогда всё придёт».

...Это был поздний, что называется, осознанный ребенок. Когда Наночке исполнился годик, родители поняли, что у девочки необычные способности. Кроха начала рисовать. Причём карандаш в руку взяла сразу уверенно и рисунки вовсе не были похожи на детскую мазню. До сих пор родители наслаждаются изобразительными «шедеврами» дочки, когда пересматривают архив. Ребёнку дарили самые замечательные игрушки. Но Нану они не интересовали — всё рисовала. В три-четыре года альбомы Пиросмани листала с удовольствием. Поэтому никто в семье не сомневался — будет художницей. Однако в художественную школу девочку не отдали, прислушавшись к случайному совету: «Её там научат рисовать академично, и не будет самобытности».

Нана родилась в Челябинске. Но в скором времени семья уехала на постоянное место жительства в Грузию. Надо было изучать национальную культуру. Нану определили в грузинский детсад, хотя ни слова по-грузински она не знала. Тогда ведь правила хорошего тона предусматривали общение на русском языке. Но в этом детском саду на русском не говорил никто. Мама даже не могла вечером расспросить, как ребенок вёл себя. Через месяц Нана начала разговаривать. И в школу намеренно отдали именно грузинскую. К концу первого класса язык девочка освоила. Да так, что над доской стояла её тетрадка как образец красивого письма. Но потом случилась беда — началась война.

Пару лет семья помучилась, поголодала. В школе было жутко холодно. Дети выдерживали в таких условиях только 45 минут учёбы в день. Решили Татишвили уехать на время (казалось ведь, всё нала- дится, всё будет как раньше). И отправились к родственникам в Челябинск. Но процесс возвращения в Грузию затягивался. Пришло понимание, что в школу ребёнка нужно устраивать здесь.

Жили они тогда рядом с 54-й школой. Нана всегда была всеобщей любимицей. Самая маленькая в семье, нежная, воспитанная — а тут вдруг район бывших Кирсараев. Как оградить ребёнка от влияния окружающей среды? Спасением стал частный класс, в котором занимались 12 детей. Однако дочка упросила маму оставлять её в продлёнке. Скучно было дома — хотелось с ребятами общаться активнее, как привыкла в Грузии. Стала посещать кружки в Доме пионеров. Но однажды маму вызвали в школу. Нана всегда была примерной ученицей. Что случилось? Оказалось, всё дело в одном инциденте. Возле Дома пионеров дети начали безжалостно закидывать снежками щенка. Нана заступилась, стала кричать, чуть сознание не потеряла. "У вас, конечно, чудная девочка, — сказала при встрече учительница, — но я хочу спросить: для какого общества вы её воспитываете? Подумаешь, собака...»

Лицейские годы

Этот разговор запал в душу. Марина Ивановна к тому времени поняла, что в Грузию возврата уже не будет и нужно искать более благополучную школу, где на мир учат смотреть по-другому. Знакомый порекомендовал обратиться к Гостеву, в 11-й лицей, в котором творчеству уделяют очень большое внимание.

Нана перешла в пятый класс. Она всегда свободно общалась со взрослыми. После короткого диалога девочки с директором лицея в атаку ринулась мама.

— Анатолий Германович, возьмите Нану, она хорошая. Рисует, танцует — очень способная!

— Хорошо, — ответил директор, — я возьму. Но у нас сейчас школа закрывается на ремонт, и дети будут заниматься, где придётся. Помещения маленькие, три человека за партой... Приходите на будущий год, когда мы лицей отремонтируем.

Но Марину Ивановну, как гвоздями, прибили к стулу. К этому моменту она уже прошла по лицейским коридорам и почувствовала разницу: чистота, порядок, такая благодать... Подумала: вот уйду сейчас, а кто знает, что будет в следующем году?

— Анатолий Германович, я вас очень прошу, не отказывайте нам... Хотите — танцевать будет, хотите — петь, только возьмите. Она очень хорошая девочка, вы будете ею гордиться...

Слёзы у мамы текли ручьём, как ни старалась Нана наступать ей на ногу под столом. Директор расчувствовался и дал «добро». Никогда не пожалела Марина Ивановна, что привела ребёнка в эту школу. Педагог по вокалу Леонид Исаакович Гельфгат «вытащил» из Наны голосок. Вообще девочка пела, ещё будучи маленьким ребёнком, но как-то странно, грубо. Потом занималась в детском ансамбле под руководством Елены Владимировны Поккинен. Двигалась на сцене так, будто провела там всю жизнь.

Успехи были и в изостудии, и в поэтическом кружке. Дети сочиняли сказки со старыми героями на новый лад. Поскольку Нана хорошо рисовала, ей поручили проиллюстрировать эти сказки. До сих пор дома хранится изданная книжка. А ведь было тогда ребёнку только десять лет. Кроме того, при школе работала театральная студия. Её руководитель Лариса Сергеевна Козакова многим ребятам привила любовь к театру. В их числе была и Нана.

В десятом классе родители отправили дочь в путешествие по «Золотому кольцу». Завершалась поездка в Москве. По возвращении Нана сказала: «Я жить в Челябинске не буду». Стало ясно, что это приговор, ведь характер у неё жёсткий. Девочка «заболела» столицей. Окончив лицей, хотела поступать в ГИТИС. Но несовершеннолетнего ребёнка в Москву Марина Ивановна не отпустила. Родители вообще не были готовы к расставанию с единственным чадом. Мамин расчёт был прост: поступит в институт в Челябинске, влюбится, выйдет замуж, останется здесь и будет всегда рядом.

Она действительно поступила в пединститут на иняз. Но... сдала досрочно экзамены за первый курс и поехала в Москву. Профессор Александр Бармак взял юную талантливую челябинку на отделение «Музтеатр» ГИТИСа, несмотря на отсутствие музыкальной подготовки. И получила Нана классическое актёрское образование.

Выбор в пользу голоса

С голосом вообще случилась интересная история. В лицее Нана выступала на всех концертах с джазовыми композициями. Пела хорошо, но чувствовалось: что-то не то, какие-то перепады... А перед московскими экзаменами обратилась в музучилище к педагогу Милите Александровне Садовской, попросила подготовить. Для поступления нужно было спеть романс, народную песню и арию из оперы. После первого же прослушивания педагог сказала: «Деточка, вам никто никогда не говорил, что вы обладаете прекрасным голосом?» Через месяц занятий маму пригласили посмотреть, чему дочка научилась. Услышать ТАКОЕ Марина была не готова. Когда девочка запела, стены задрожали. Педагог «достала из глубин» оперный голос, меццо-сопрано, и всё встало на свои места. Вот чем были вызваны странные перепады при исполнении джаза. Обычно, когда у ребёнка есть голос, его шлифуют. Между тем в семье Татишвили всегда был упор на рисование. И представить себе не могли родители, что дочка оперной певицей станет. Но вдруг такой поворот судьбы.

Подобных поворотов было немало. Отдельная история — с театром на Таганке. Когда Нана училась на втором курсе, бывший студент, работающий у Любимова, решил поставить спектакль. Разговорились они в столовой, и Нана попросила взять её в состав. Спектакль этот публика так и не увидела. Всё ограничилось показом Любимову. Юрий Петрович был не в духе — одна из актрис объявила о том, что беременна, горела роль. Но на показе худрук Нану заметил и предложил: «А вы не хотите поработать со мной?» Конечно, последовало «да».

Вскоре по рекомендации Любимова Нана поехала в Японию. Там много работала, блистала на сцене в образе Электры. (Для сравнения: Алла Демидова сыграла эту героиню в сорок четыре года.) Специфичная роль в японском стиле. Этот спектакль Тадаши Сузуки и сейчас идёт в театре на Таганке. Всё действо на нервах. Физически очень тяжёлая постановка плюс ещё и колоссальная голосовая нагрузка. Каждый раз после спектакля у Наны травмировались связки — вплоть до кровоизлияния. Из Страны восходящего солнца она вернулась абсолютно без певческого голоса. Целый год восстанавливалась. А потом приняла решение об уходе из театра, и семья её поддержала. Ведь Господь для чего-то дал ей этот очень красивый по тембру бархатный голос. Продолжать его губить было бы кощунством.

Нана поняла, что хочет петь. Окончив обучение на факультете «Музтеатр», она выпускалась как оперная певица. Вот и сейчас был сделан выбор в пользу классической оперы. Уйти из театра на Таганке в зените славы, несмотря на просьбы худрука остаться... Многим покажется, что это глупое решение. Но ведь так важно в этой жизни заниматься тем, что нравится. Сегодня Нана Татишвили активно участвует в международных оперных конкурсах. Есть планы обосноваться в Германии. Нане сейчас только 25. Она совсем ещё юная для серьёзной оперной сцены. Но тандем таланта и целеустремлённости обещает большие перспективы.

Нана ходит в храм, у неё есть духовник. Конечно, тяжело было всё оставить, но батюшка полностью одобрил её решение. В конце концов на драматическую сцену она всегда сможет вернуться.

О школьных годах Нана Татишвили вспоминает с особой теплотой:

— Обучение в лицее № 11 всегда казалось мне особенным. При большой занятости и довольно высоких требованиях со стороны педагогов у нас было достаточно свободы для творчества и самореализации. И, что немаловажно, для этого создавались условия. У нас всегда был выбор. Хотели экспериментов — к услугам лаборатория, хотели петь — добро пожаловать в студию. Я думаю, не будь лицея, многое на профессиональном пути давалось бы мне сложнее. Своих педагогов я вспоминаю с благодарностью. Мы не только у них учились — мы понастоящему дружили. Лицей № 11 — школа с высокой культурой, с замечательными традициями. Поклон создателям! Долгих лет, творчества и процветания!

...Любопытный нюанс: на совершеннолетие Гостев прислал Нане поздравительное аудиописьмо. Очень приятный был сюрприз. Анатолий Германович обращался к выпускнице на «вы» и благодарил за то, что училась в лицее. Как в воду мама глядела, когда много лет назад просила директора взять Наночку в школу. Слова «вы будете ею гордиться» оказались пророческими.

Татьяна Строганова.
Из книги «11 лицей — школа счастливых людей» 

Комментарии:

Автор сайта

Цитата:

Виктор ВАЙНЕРМАН, член Союза российских писателей, заслуженный работник культуры России, профессор РАЕ:
— …Рассказ Татьяны Строгановой «Единственный на свете» мне захотелось выучить наизусть и читать вслух, специально собирая для этого школьников – и в литературном музее, и в школах. Рассказ челябинской журналистки – о верности, о судьбах, о вере друг в друга. Я бы сказал, не боясь красивости – это рассказ о том, что делает нас людьми и позволяет сохранить надежду на будущее человечества.

Из статьи критика, опубликованной в литературно-художественном журнале «Менестрель» № 2  (2013 г.)

2010—2017 © Татьяна Строганова. 
Перепечатка материалов только по договоренности с автором. 

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Сделано в веб-студии Юрия Прожоги Prozhoga.ru