Все материалы → Персоны → Игорь Белковский
Создано 29 Апрель 2005

 

Наш знаменитый земляк, ныне известный художник-портретист Москвы Игорь Белковский стал победителем престижного конкурса, организованного международной компанией «Меридиан-арт». Теперь масштабные репродукции его картин (так называемые принты) с удовольствием приобретают ценители современной живописи в 90(!) странах мира. Однако есть и те, кто украшает стены своих апартаментов подлинниками Белковского. Далеко не все звезды, изображенные на портретах пока, к сожалению, могут себе это позволить. Работы художника стоят дорого. А вот известные российские авторитеты готовы платить большие деньги. Но только к сумме прилагаются еще и капризы заказчиков.

Для начала — несколько слов о победе. Наконец-то арт-индустрия добралась и до России. Это первый конкурс, проведенный «Меридиан-арт» среди русскоязычных художников. В конкурсе участвовало 365 живописцев из стран СНГ. Пять из них вошли в число победителей. Игорь Белковский занял первое место. Чествование главного лауреата состоялось в Лужниках, где проходил форум ведущих представителей компании «Меридиан-арт». Игоря пригласили на сцену и вручили символическую премию 800 долларов. Главным же призом стал контракт, согласно которому компания купила у художника 10 картин для тиражирования на принтах.

Игорь Белковский запечатлел маслом на холсте десятки звезд отечественного шоубизнеса. Между тем вот уже год художник работает над новым проектом под названием «Москвичи — гордость России». Его герои — знаменитые спортсмены, политики и актеры столицы. Именно этим проектом и заинтересовался без ложной скромности знаменитый российский авторитет Тайванчик. Правда, для начала он заказал «пробный шар». Позвонив Игорю по рекомендации Нелли Кобзон (и Тайванчик, и Белковский дружат с этой семьей), попросил написать портрет брата — артиста из Душанбе, погибшего 25 лет назад.

Официальная должность Алимжана Тахтохунова (Тайванчика) — помощник депутата Госдумы Иосифа Кобзона. Товарищ, в сущности, совершенно легальный. Сам же Кобзон отзывается о нем так: «Самая большая его вина за всю жизнь — один раз смухлевал в карты в Париже». Тахтохунов — большой любитель спорта, сейчас руководит фондом поддержки российского футбола. Когда в Париже он отмечал свое 50-летие, съехалась вся элита, включая Ростроповича и Пугачеву. Откуда репутация авторитета — большой вопрос. Говорят, прославился Тайванчик тем, что якобы подкупал судей. И то лишь для того, чтобы мастерство российских фигуристов честно было оценено судейской коллегией. Даже если так, делалось все это по большому счету для России. 

Впрочем, нюансы автобиографии не столь важны. Важно, что портрет своего брата он заказал с фотографии. Причем на ней была только голова, а заказчик попросил написать брата в хорошем костюме и при галстуке. Делать было нечего. Не долго думая, Игорь пригласил соседа по мастерской. Он и позировал художнику «тело в пиджаке». Удивительно, но Тайванчик работой остался доволен. Тут-то и разговорились они с портретистом о новом проекте, который поддерживает правительство столицы. Игорь перечислил выдающихся деятелей, уже воплощенных в масле. «А я чем хуже?» — воскликнул авторитет и сделал заказ.
Когда Белковский привез готовый портрет на дом к Тайванчику, он бросился рассматривать каждый ноготок, ноздрю, ресничку. Причем комментировалось все очень бурно и с криками возмущения. Со стороны это выглядело весьма забавно. За спиной у хозяина стояли охранники и домработница, которые то и дело смеялись над его выражениями. Матерился Тайванчик не то, чтобы на Игоря конкретно, а как бы в пространство.

В принципе, любой портрет — одна из форм самолюбования. Если бы заказчик вообще никак не реагировал, было бы гораздо хуже. Но он начал кричать что-то такое про внуков (хотя их пока еще нет). Дескать, увидят — спросят, что за урод с широкими ногтями? «Посмотри, какое у меня интеллигентное лицо, а ты что сделал?». Надо заметить, что Игорь слегка приукрасил своего героя, интеллигентности чуть-чуть добавил. Но самое интересное: все остальные претензии были просто в точку. Думал: «Ну не заметит, сойдет. Портрет все-таки, не маникюрный салон». Ноготки не слишком прорабатывал, а в жизни у Тайванчика маникюр действительно идеальный, все блестит. Одна ноздря чуть-чуть больше другой? Точно!

Белковский был просто потрясен. «Вам надо бы в суриковском преподавать», — мимоходом польстил заказчику. На что тут же получил жесткий ответ: «Знаю я, какие там у вас профессора. Ничего не требуют, вот такие ... и получаются». При этом кричал: «Ты не лучший художник России!». Видимо, прежде в этом авторитета кто-то основательно убедил. В конце концов, Алик сбавил обороты и попросил, чтобы на следующий день Игорь приехал к нему домой с этюдником и подправил все недостатки. Вариантов, как вы понимаете, не было.

Прямо скажем, обстановка для творчества специфическая. Квартира в центре столицы, на Садовом кольце. Стилизация под усадьбу XIX века. Охрана начинается с подходов к подъезду. Там стоит джип, из которого охранник вообще никогда не выходит, дабы ничего не подложили. На лифте везет другой охранник. Если пешком поднимаешься, тебя взглядом ведут с пятого этажа.

Как только этюдник был распакован, Тайванчик расположился за спиной у художника. В определенной степени такой неподдельный интерес к портрету был даже приятен. К тому же заказчик комментировал каждый мазок. Только Белковский кистью взмахнет — тут же крик: «Ты не умеешь рисовать!» «Ну, разве одним мазком исправишь?..» — оправдывался портретист.

Впрочем, Игорю доставались еще цветочки. Ягодки же сыпались на домработницу. Любой ее вопрос Тайванчик встречал исключительно матом: «Ты вытягиваешь из меня энергию!..» На что женщина, видимо, привыкшая ко всему, спокойно разворачивалась и уходила восвояси. Наконец Игорь понял, что это для обитателей дома — норма общения. Все реагируют совершенно нормально, никаких обид.

Двое суток (с перерывами на сон у себя дома) Белковский провел в апартаментах Тайванчика. Практически сидел под домашним арестом. На третьи сутки к 12 часам дня наконец закончил корректировку портрета, сложил этюдник и собрался уходить. Но не тут-то было. Хозяина на этот час дома не оказалось. «Игорь, мы не можем выйти, — ввела гостя в курс дела домработница авторитета. — Дверь открывается только с той стороны...»

Тахтохунов вернулся около пяти вечера. В заточении Белковскому довелось просидеть часа четыре. От нечего делать изучал антикварное наполнение квартиры: картины, диваны, часы, бронза...

Надо сказать, что авторитет — большой любитель роскоши и старины. Делился с Игорем, что купил картины знаменитых художников XVIII века за три тысячи долларов. Вернувшись домой, Тайванчик начал кричать на домработницу. Почему, дескать, гостя не покормила? В гастрономическом плане Игоря она и впрямь изрядно удивила. Пришел хозяин, спрашивает, что там у нас на обед? А домработница в ответ: «Ничего не знаю. Есть яйца...» «Ну приготовь хоть яичницу!» — негодовал Алик.

На самом деле, по словам Белковского, известные люди едят очень скромно. Как-то он обедал у Кобзонов. На столе оладушки (сама Нелли испекла), огурчики-помидорчики отдельно нарезанные и листья салата. Ни мяса, ни колбас. В общем, нормальное здоровое питание. К слову сказать, когда Игорь в первый раз увидел Тайванчика у Кобзонов, тот был идеально вежлив. Сходясь с человеком поближе, начинает более свободно общаться. Ну а если он в твоем присутствии ругается, это уже говорит о том, что ты в числе приближенных.

Между тем, увидев окончательный вариант портрета, Тайванчик не ругался. Сказал только: «Я еще не понял — нравится или нет». Ну, это так, чтоб художник не расслаблялся. Интересно, что место для парадного портрета заказчик подбирал, советуясь опять-таки с домработницей и охранниками. Поначалу ему предложили повесить картину в зал. Но в итоге остановился на спальне. Как-никак место, которое должно вдохновлять. А значит, портрет все ж таки понравился.

— Это была хорошая школа, — резюмирует Игорь. — Теперь я знаю, что возможны и такие варианты любви к самому себе со стороны заказчика. Что ж, впредь буду прорабатывать каждый «маникюр», чтобы подобных сидений перед холстом под замком больше не было. Я, кстати, и так стараюсь хуже героя не делать...

 

Вот это истинная правда. В отличие от большинства современных художников, Белковский не акцентирует внимание на недостатках персонажа. В то время как многие портретисты наоборот подчеркивают все морщинки, прыщики, родинки и бородавки. Что понятное дело, героям не слишком нравится. Игорь же от этого отказывается. «Случайные элементы не обязательно должны быть запечатлены в живописи», — убежден художник. Быть может, поэтому очень остался доволен портретом Николай Сличенко. Вот только подарить работу Игорь отказался. Причина вполне понятна. Все известные люди друг с другом знакомы. Если кто-то узнает, что один купил, а другому подарено, у художника начнутся неприятности. Безусловно, все герои заинтересованы в приобретении своих портретов. Но, к сожалению, все наши народные артисты, в особенности которым под 70, в средствах ограничены. Обидно за них. Где-нибудь в Штатах были бы миллионерами на сто процентов. Но что поделаешь, таковы наши реалии. Выход один — искать спонсоров.
Кстати, мэрия столицы под этот проект предоставила Белковскому мастерскую. Не совсем то, о чем мечтал. Но выбирать не приходится. Теперь художник ждет список достойных персонажей для проекта. Пусть, говорит, и чиновники немного поработают. Но а пока он выбирает персонажи по зову души. Ну и кошелька в редких случаях.

Татьяна Строганова. 
29 апреля 2005

P.S. Все-таки удивительная штука жизнь. Лет пять назад в течение месяца Игорь пытался выйти на Тахтохунова с вопросом о финансировании российских культурных проектов. Искал связи через Винокура, у которого Тайванчик в свое время был директором. Но не получилось. И вот спустя годы он позвонил сам художнику домой и сказал: «Это Тахтохунов». «Кто такой?» — не понял Белковский. «Ну, ты что, Тайванчика не знаешь?..» Теперь вот знает. Очень даже хорошо. P.P.S. А начиналось все с художественной школы, с обычных детских рисунков. Причем не только на асфальте и бумаге, но и... на фасаде дома. На днях Игорь побывал в Челябинске. Гулял по Кировке, и тут вдруг ноги сами привели во двор детства, к обычной пятиэтажке, что на улице Васенко. Давным-давно, в 76-м году прошлого века, будучи еще подростком, Игорь с натуры нарисовал пейзаж, который был виден с этого места. Нарисовал прямо на стене углем и, как в той песне поется, «подписал в уголке». Мог ли тогда мальчишка себе представить, что, спустя десятилетия, его автограф в уголке холста будет стоить тысячи долларов? А пейзаж на фасаде дома остался «нетленным»! Даже уральские дожди оказались «шедевру» нипочем.

Комментарии:

Автор сайта

Цитата:

Виктор ВАЙНЕРМАН, член Союза российских писателей, заслуженный работник культуры России, профессор РАЕ:
— …Рассказ Татьяны Строгановой «Единственный на свете» мне захотелось выучить наизусть и читать вслух, специально собирая для этого школьников – и в литературном музее, и в школах. Рассказ челябинской журналистки – о верности, о судьбах, о вере друг в друга. Я бы сказал, не боясь красивости – это рассказ о том, что делает нас людьми и позволяет сохранить надежду на будущее человечества.

Из статьи критика, опубликованной в литературно-художественном журнале «Менестрель» № 2  (2013 г.)

2010—2017 © Татьяна Строганова. 
Перепечатка материалов только по договоренности с автором. 

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Сделано в веб-студии Юрия Прожоги Prozhoga.ru