Все материалы → Персоны → Александр Соколов
Создано 27 Май 2010

Брать сахар исключительно старинными щипчиками — для кого-то наверняка форменное пижонство. Но для известного челябинского фотографа это всего лишь элемент традиционного ритуала чаепития. Колоритная внешность, двухметровый рост, низкий тембр голоса, неизменная манера никогда никуда не спешить... Что еще может характеризовать этого талантливого человека? Ну, наверное, полное отсутствие муз и исключительная немногословность. Довольно странно, но сегодняшнее интервью едва ли не первое в жизни моего необычного собеседника. В гостях у редакции Александр СОКОЛОВ, и разговор наш о рекламной фотографии. Что делать, если клиент не прав? Почему моделей жалко? Кому раскрыть свои секреты?

Последний аргумент

— Коллеги вас называют основоположником рекламной фотографии в Челябинске. Согласны с ними?
— Наверное, слишком громко сказано.

— Но льстит такая оценка вашего труда?
— По правде сказать, я к этим делам равнодушен. Я к деньгам неравнодушен. (Смеется). В рекламе-то, в принципе, любая может фотография использоваться, в том числе и репортажная. Другое дело, что я занимаюсь разработкой конкретной рекламной фотографии. Обычно это больше касается имиджевой рекламы, когда надо создать визуальный образ. Сначала мы в студии его придумываем, потом создаем и снимаем. Вот это, наверное, кроме меня действительно никто не делал до определенного времени.

— А сейчас у вас есть последователи? Или конкуренты?
— Не знаю. Наверное, есть. Я не вращаюсь в этих кругах, не тусуюсь, что называется. Я сам по себе. Не то что бы некий особняк. Дескать, там они, а я тут вот. Но как-то неинтересно мне. Делаю свое дело и все. А чем там занимаются другие... Без разницы по большому счету.

— Что сейчас происходит с рынком рекламной фотографии, на ваш взгляд?
— Да ничего особенного не происходит. Все как всегда: делается либо что-то интересно, либо что-то банальное.

— Но больше-то банального делается, рискну предположить...
— Естественно. Много ли шедевров в любой области? Так и здесь. Хотя в рекламе их быть вообще-то и не должно. Это не искусство. Можно сделать картинку, которую будут считать произведением фотоискусства. Но если она не работает, если созданный образ не увеличивает продажи, грош этой картинке цена. А зачем тогда этим заниматься?

— Ну в вашем-то творческом багаже есть шедевры?

— Мне близка позиция американского профессора Джона Филипа Джонса. В своей книге «Мифы, небылицы и факты о рекламе» он говорит: «Креативно то, что увеличивает продажи». Разделять нельзя. А у нас это сплошь и рядом происходит: клиенту нравится или не нравится композиция. Такой подход неверен. Оценку нужно выставлять по другим критериям. Должно понравиться бухгалтеру, например. Начали рекламную кампанию — прибыль пошла. Вот для чего реклама заказывается. Единственное, что оправдывает существование рекламы, это то, что она влияет на продажи. Другого смысла в ней нет. А в нашем городе... Есть такое ощущение, что у нас больше играют в рекламу. Многие.

— Но вам же все равно приходится работать с этими людьми. Других ведь не дано. Что же, наступаете на горло собственной песне? Какие методики разработали для сотрудничества с заказчиками, мягко скажем, не слишком компетентными в области рекламы?
— Я всегда разговариваю с клиентом. Но если уж совсем не удается убедить и подразумеваю вопрос по завершении работы «а кто вам такую хрень снимал», просто отказываюсь от заказа. Бог с ними, с деньгами. Не позориться же. Если я считаю, что клиент не прав, по крайней мере, ему об этом скажу. Если он настаивает на своем... Что ж, я предупредил. Но если под ударом мой имидж, конечно, откажусь от заказа. Такое нечасто, но случалось.
Фотосессия в подарок

— А «для себя» снимаете?
— Это в 80-х годах я снимал все исключительно для себя. А потом настал период, когда стал снимать исключительно для работы.

— То есть вам сегодня неинтересны никакие творческие задачи?

— Почему? Щетинкиной для альбома фотографировали фарфор (очень сложная съемка), Авакяну — мрамор, Митрошину — бронзу. Все это творческие задачи. Мне все интересно, что сложно. Просто не всегда могу себе это позволить. Например, мне интересно было бы поснимать пейзаж. Но на это надо потратить много времени. С моей точки зрения, пейзаж — не просто красивая картинка. Надо бы, глядя на работу, состояние природы ощутить. Чтобы такой пейзаж получился, необходимо время, нужно знать места, даже прогноз погоды. Просится, к примеру, легкий туман... А его нет и, может, не будет еще неделю. Поэтому пейзаж — это либо случай, либо долгое и упорное ожидание.

— Ну а женские образы разве не греют больше душу?
— Снимаю и женские образы. Были журнальные обложки, фотопроекты. Выражение какой-то темы через женский образ — довольно интересное творчество. Ну а просто женская натура... Снимать так, как в 80-х — по принципу «схватил аппарат и пошел» — скучно. Все уже сложнее. К счастью, иногда заказы совпадают с движением души.

— Модное слово «фотосток». Что думаете об этом? Насколько перспективное направление?
— Это, наверняка, перспективное направление, раз оно до сих пор развивается, возникнув лет десять назад. Стоков сегодня много. Все продается и покупается. Как в любом бизнесе, здесь надо уметь предлагать товар. Моя студия в самом начале этого сотрудничества.

— Слышала, что сейчас в моде фотосюрпризы. Молодой человек дарит возлюбленной фотосессию...
Не только возлюбленным дарят, но и друзьям. Это небанальный и недешевый подарок. Но для женщины съемка должна быть в удовольствие. Иначе какой же это подарок?

— У художника бывают жанровые пристрастия. Ваши каковы?
— Я б не сказал, что у меня есть любимый жанр. Мне все интересно. Но главное — нужно уметь работать в любом жанре. Потому что в рекламе может потребоваться все, что угодно.

— А муза в вас есть? Или в рекламной фотографии можно обходиться и без нее?

— Запросто!(Смеется).Все музы остались в восьмидесятых.

— Я смотрю, перестройка наложила на вас неизгладимый отпечаток. Вас послушать, так вся жизнь в восьмидесятых осталась.
— Ну нет у меня муз! Если говорить о рекламе, модель подбирается под образ. Вот и все.
Вредные мечты

— А как вы к фотошопу относитесь? Разве это не костыли для нерадивого фотографа?

— Не соглашусь. Это не костыли, а инструмент. Инструментом надо уметь пользоваться. Во всем необходимо мастерство. Примеров его отсутствия масса. Вроде бы человек владеет фотошопом, а взглянешь на результат... — не на что смотреть. К слову, по поводу результата. Всем рекомендую купить фотоальбом с толстыми листами по типу тех, что были до революции. Тщательно отбирать снимки, оставляя только шедевры, качественно печатать, клеить в альбом и подписывать. Обязательно подписывать: кто, когда, с кем, где... Раритетные дореволюционные альбомы интересны и сейчас. У многих, как тома, стоят в шкафу пластиковые фотоальбомчики с фотографиями 10 на 15. Неподписанные, конечно. Точно могу сказать: пройдет лет пять-десять — никто уже не вспомнит, кто на этих снимках. Потомкам будет неинтересно. Альбомчики истреплются и в итоге будут выброшены. А вот когда выберешь лучшее, подпишешь, душу вложишь в этот фотоальбом, тогда он будет интересен и внукам, и правнукам. История семьи, по большому счету.

— У вас есть такой альбом?
— Нет.

— Всем рекомендую, а сам не делаю, выходит?
— Главное — есть желание. А значит, и время найдется для его реализации. В будущем появятся электронные фотоальбомы. Хотя не верю я пока в электронику в этом плане. Бумажный альбом надежнее.

— У мэтра Соколова не было желания завести учеников?
— Таких амбиций нет. Но я не жадный. Если меня спрашивают о чем-то коллеги, всегда охотно делюсь. Если судьба сложится так, что ученики появятся, — ради бога. Но чтобы пыжиться: вот-де, надо передать кому-то секреты мастерства... Уж точно меня это не тревожит.

— Правда, что вы моделей мучаете? По несколько часов, говорят, можете кадр выстраивать, и вам нет дела до того, что живая натура уже... полуживая.
— Ну это ее работа. А вообще съемка, создание образа — процесс небыстрый. Многие заказы требуют пробных съемок. Многое невозможно понять, глядя просто сквозь объектив. Цвет, композиция, макияж, прическа... Но баланс, конечно, соблюдаю. Если буду выставлять часами свет, а клиент уже никакой, тоже толку не будет в результате. Так что все в пределах разумного. Кстати, после съемки частные клиенты обычно замечают: «А ведь какая трудная работа у модели!» Хотя я их только чуть-чуть понапрягал. Был случай, когда модель действительно просидела порядка пяти часов в одной позе практически. Одежду дизайнеры делали прямо на девушке из ткани, драпировали. То есть даже привстать не могла, потому что все бы рассыпалось. Самое главное для модели — не столько внешность, сколько актерские способности. Все может быть идеально: одежда, визаж, прическа, аксессуары. А вот если она не сыграет образ, то... ради чего все?

— Многие девочки мечтают стать моделями. Правильная мечта?
— Мечтать на эти темы вредно, мне кажется. То же самое, что мечтать стать актрисой. Сцена, прожектора, цветы, аплодисменты... Но ведь ко всему этому еще надо прийти. Никто ж за красивые глаза не будет кидать цветов и кричать «бис». Труд за этим стоит. Не просто покривляться перед объективом, а роль сыграть надо. А когда кажется «ой, как я красиво выгляжу!»... Может, как раз надо выглядеть некрасиво. Важно задачу выполнить, поставленную фотографом. Для рекламы это особенно важно. Неудивительно, что некоторые известные модели в кино снимаются. Артистизм превыше всего. В любом случае личностью надо быть. Личность всегда интересна.

 

— А еще говорят, что вы жуткий эстет. Это правда?
— Честно говоря, никогда не задавался мыслью: эстет я или нет. Если у меня и есть церемония, связанная, к примеру, с чаем, то мне просто так по кайфу. Да, бывает приятно взять сахар щипчиками старинными, воспользоваться специальным механизмом для отжатия чайных пакетиков. Но я не задумываюсь при этом: эстетически ли это у меня получается? Никакого впечатления производить не хочу. Даже в мыслях нет этого. Просто мне так комфортно. А окружающие могут воспринимать это по-разному. Наверное, могут и в пижонстве обвинить. Их право.

— В начале интервью вы сказали, что неравнодушны к деньгам. А они к вам как относятся?
— Для них это слишком личное...

Строганова Татьяна, специально для Lentachel.ru 
Фото автора.

Комментарии:

Автор сайта

Цитата:

Виктор ВАЙНЕРМАН, член Союза российских писателей, заслуженный работник культуры России, профессор РАЕ:
— …Рассказ Татьяны Строгановой «Единственный на свете» мне захотелось выучить наизусть и читать вслух, специально собирая для этого школьников – и в литературном музее, и в школах. Рассказ челябинской журналистки – о верности, о судьбах, о вере друг в друга. Я бы сказал, не боясь красивости – это рассказ о том, что делает нас людьми и позволяет сохранить надежду на будущее человечества.

Из статьи критика, опубликованной в литературно-художественном журнале «Менестрель» № 2  (2013 г.)

2010—2017 © Татьяна Строганова. 
Перепечатка материалов только по договоренности с автором. 

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Сделано в веб-студии Юрия Прожоги Prozhoga.ru