Политика → Штурм Европы. Все только начинается
Создано 01 Октябрь 2015

Интерес мировых СМИ к теме европейских мигрантов не ослабевает. Каждый день приносит новые информационные поводы, обсуждаемые на всех уровнях. Состояние тревоги объединяет людей разных стран и разных политических убеждений. У многих складывается ощущение, что в Европу бегут те, кто имел достаточно приличный уровень жизни (в том числе и боевики), а реально нуждающиеся вынуждены выживать в охваченных войной странах в тяжелейших условиях. Что же на самом деле происходит сегодня в Европе? Мы попытались разобраться в этом вопросе, призвав на помощь эксперта-политолога и земляков-челябинцев, уехавших в свое время на ПМЖ в разные страны.

Яна Давидович, сотрудник турагентства (Франция, Париж):

—  Знаю, что в дальних пригородах Парижа уже несколько сотен сирийцев разместили. Это семьи с детьми, всех проверили.

В центре Парижа пока тихо, чисто, спокойно, люди приветливые и культурные. Сами французы, скорее, против нашествия мигрантов. И так все нестабильно. В Марселе вон уже в центре города стреляют. А выхода из этого кризиса, я считаю, нет. Это как стихийное бедствие.

Остается лишь терпеливо ждать, уповая на то, что мигранты психически нормальные люди и не будут доставлять беспокойство местному населению.

Франция больше других стран знает, что такое арабское нашествие. Знает и то, что бороться с этим бесполезно.

Жанна Зейб, медсестра (Германия, пос. Аудерат):

—  Мы живем в сельской местности, и у нас, слава богу, беженцев нет. А в целом, конечно, никто не рад тому, что их принимают в Германии в неограниченном количестве. Местные жители не понимают, почему эти «беженцы» в основном молодые парни, а не старики и женщины с детьми. Почему эти парни одеты очень даже неплохо и у всех последние модели айфонов? А ведут они себя так, как будто им тут должны обеспечить хорошую жизнь. Большинство немцев недовольны политикой Меркель. Убеждены, что она в первую очередь должна заботиться о своем народе. Тут и так очень много дыр, которые надо латать. Молодые вынуждены трудиться на двух работах, чтобы прокормить семьи. Многие пенсионеры подрабатывают, потому что пенсии на прожитье не хватает. Есть опасение, что под видом беженцев в страну попадут террористы... Почему эти войны заварила Америка, а расплачивается только Европа?

Есть также опасение, что в Германии беженцы начнут устанавливать свои порядки. В арабских семьях здесь уже не раз отец или братья убивали молодых девчонок (сестер, дочерей), если они одевались или жили не по их правилам. В одной из школ родителям раздали письма, чтобы они поговорили с дочерьми по поводу нарядов. Дескать, обтягивающая одежда и мини-юбки оскорбляют религиозные чувства. А то, что их женщины ходят круглый год с закрытыми лицами и в перчатках, почему-то никого не волнует. Может, это оскорбляет чувства европейцев?

Уже сейчас в больших городах есть гетто-районы для семей выходцев из арабских стран. Ведут себя нагло, нигде не работают, чем живут, можно только догадываться. В лучшем случае — на «социалку», то есть на наши налоги. Местные съезжают с квартир, в эти районы даже заходить страшно. Никто не против настоящих беженцев. Если люди страдают, бегут от войны, конечно же, им надо помогать. Но сейчас действия непродуманные. Людей запустили в страну, но где их размещать, не знают. А ведь скоро зима.

Выход из кризиса один: нужно устранять причину наплыва мигрантов. Поддерживать не так называемых «носителей демократии», которые разрушают страны и сеют повсюду войну, а простых людей, помогать им улучшать жизнь в их странах. Но платят и музыку заказывают те, кому это не нужно. Война —  прибыльный бизнес, и от него вряд ли откажутся. Мы живем, к слову, в трех километрах от поселка Бюхель, где находится натовская военная база, которая сейчас у всех на слуху. Тоже соседство не из приятных. Особенно, если учесть, что старые атомные бомбы планируют заменить на новые...

В числе опрашиваемых оказались и те, кто для СМИ комментировать тему мигрантов отказался. Людей можно понять. Опасаются реакции консульств и в дальнейшем проблем с визой. Потому опустим их имена и места жительства. Тем не менее, с их слов, ситуация такова. В Испании и Чехии пока все спокойно, мигрантов единицы, проблем не возникает. В Венгрии же — полная ж... Центр Будапешта превращен в цыганский табор. Все загажено, городские службы не справляются с последствиями. На железной дороге транспортный коллапс. На границе с Австрией — заграждения с той и другой стороны, аналогично — на границах с Сербией, Словенией, Хорватией. Поднята армия, но сил для сохранения правопорядка не хватает. Действия мигрантов координируются по скайпу и вайберу. Рекомендации даются в режиме он-лайн, уточняется, где слабые заградительные посты и куда направлять потоки. Действия мигрантов организованы и управляемы. Между тем власти не могут выстроить четкую линию поведения.

А вот взгляд из-за океана. Евгений Вазиев, наладчик завода (Канада, Торонто):

—  В Европу сейчас валят никем не контролируемые беженцы. Бегут от нищеты и войны. Этих людей можно понять. Не знаю, как бы мы поступили в такой ситуации... В Канаде нет проблемы мигрантов, здесь плановая иммиграция: принимают столько, сколько нужно. Причем требования сильно ужесточились, просто так не попадешь. Что же касается ситуации в Европе, то это проблема тех, кто, собственно, устроил эту искусственную нищету в некоторых европейских странах и развязал военные конфликты. По сути, получили «обраточку». От хорошей жизни люди не бегут. Стоит улучшить их положение на родине —  и проблема отпадает сама собой.

Мнение эксперта во многом созвучно с гласом наших бывших соотечественников, принявших участие в «международном опросе». Вот что думает о штурме Европы доктор политических наук, профессор Уральского социально-экономического института Виталий Иванов:

— Есть трудовая, а есть политическая миграция, и в международной практике они всегда разделены. Если человек признавался жертвой политических гонений и притеснений, то он имел право претендовать на политическое убежище и получение вида на жительство. Если же он по экономическим причинам пытался получить гражданство, если его не устраивал уровень жизни и заработной платы, это не являлось уважительной причиной. У нас были волны политической миграции. После Октябрьской революции уехало большое количество народа, потом некоторое количество уехало в хрущевско-брежневский период, когда их выдворяли как политических оппонентов режима. И вал народа был после начала перестройки. Кто-то не верил, что в России можно построить демократическое общество, но основная часть уехала по экономическим причинам.

Мир идет по пути глобализации. Создаются глобальные рынки и в том числе рынок рабочей силы. Вообще экономическая миграция — это нормальное явление. Люди уезжают в поисках высокого дохода. Например, у нас трудовая миграция сконцентрирована вокруг мегаполисов, где заработная плата очень высокая (Москва и Питер). Как только рубль стал падать, подешевел вдвое, наметился отток мигрантов. Они переориентировались на европейские страны.

Экономическая миграция тесно связана с занятостью коренного населения и поэтому должна жестко регламентироваться государством. В ряде стран есть защитные фильтры. При приеме на работу в приоритете свои граждане, а потом только трудовые мигранты. Причем принимают их дифференцированно, согласно перечню специальностей, которые нужны экономике страны. Например, хороший программист будет сегодня желанным и в США, и в странах Западной Европы, а неквалифицированный рабочий — нет. Опасность кроется не в самой миграции как таковой, а в приезжих нелегалах. Они создают проблемы всем. Живут случайными заработками, не платят налоги, сбивают цены на рабочую силу, служат питательной средой для криминала, оказывают дополнительную нагрузку на социальную структуру страны пребывания. Все это вызывает протесты со стороны коренного населения, создает напряженность в обществе. Поэтому с мигрантами-нелегалами власть всегда боролась и делает это постоянно.

Однако в основе нынешнего миграционного бума, который захлестнул страны ЕС, не экономическая, а политическая причина: развал традиционных государственных институтов в ряде стран Ближнего Востока и Северной Африки. Возник он в следствие геополитической борьбы между США и Россией, а именно в следствие попытки американцев и их союзников по НАТО сузить масштабы влияния Российской Федерации в странах арабского мира. Под видом борьбы с диктаторскими режимами были предприняты попытки вооруженным путем сменить правящую элиту в Ираке, Ливии и Сирии (государствах, являвшихся союзниками России) и установить свой контроль над ними.

Первая часть плана в Ираке и Ливии была успешно реализована и новые проамериканские режимы были приведены к власти. Ненавистные США главы этих государств С. Хусейн и М.Каддафи казнены. Однако в Сирии силы оппозиции, поддерживаемые и вооружаемые Западом, встретили жесткое сопротивление, и конфликт принял затяжной характер. В целом результат действий США оказался плачевным. Авторитарные режимы были разрушены, а демократия не прижилась. И это повлекло формирование квазигосударства на части территорий Сирии и Ирака, а по сути —  террористической организации Исламское государство Ирака и Леванта (ИГИЛ). В регионе сформировалась зона политической нестабильности, начался хаос, что, естественно, негативно сказалось на криминальной и экономической обстановке в Ираке, Ливане и Сирии. И оттуда в Европу просто хлынул поток беженцев. Во многом его спровоцировала готовность ряда стран ЕС, в частности Германии, принять тех, кто бежит от политических катаклизмов и гражданской войны. Переоценили свои возможности. Сегодня, защищаясь от потоков мигрантов, страны ЕС начинают отгораживаться друг от друга, закрывая свои границы.

События развиваются динамично. Миграция в ЕС всегда была, но нынешняя имеет особенности. В Европу едет средний класс и интеллигенция. Попасть туда —  мероприятие недешевое. Нужно перевозчикам заплатить минимум две-три тысячи долларов или евро, причем их целая цепочка, нужно миновать несколько границ. И внешне мигранты выглядят достаточно неплохо, и сотовые у них недешевые, не каждый араб может себе это позволить. Они не хотят жить в бедной, по меркам Евросоюза Греции, не хотят ехать в Прибалтику, Польшу, Сербию, Хорватию, не рвутся в Болгарию и Румынию. Они устремляются туда, где действуют высокие социальные стандарты, в Австрию, Германию, Францию и Швецию. И едут они туда прежде всего за тем, чтобы получить социальные гарантии. Образно говоря —  за комфортной жизнью в экономическом раю. Потому нужно еще разбираться, это экономическая или политическая миграция. Я считаю, что это ни то и ни другое. Это синтез, так как, используя политические аргументы, мигранты требуют не просто убежища или работы, а допуска к социальным благам, которые обеспечивают своему населения ведущие страны ЕС.

Вопрос «Что делать?» базируется в разных плоскостях. Есть первоочередные меры, которые необходимо предпринять. Основное решение проблемы зависит от США. Нужно гасить созданные по их инициативе и при их участии очаги конфликтов, которые порождают исход населения. Прежде всего нужна ликвидация экстремистского ИГИЛ, потому что оно угрожает всеобщей стабильности. По сути, это рассадник терроризма с ортодоксами, которые ненавидят и Россию, и Европу по религиозным и идеологическим мотивам. Однако пока на предложение России сделать это совместными усилиями всего мирового сообщества США выдвигают нам ультиматум «уберите президента Сирии Асада и тогда мы вместе с вами будем бороться против ИГИЛ».

А вообще для предотвращения появления новых конфликтов и потоков беженцев должна быть прекращена практика нарушение государственного суверенитета со стороны влиятельных мировых держав только потому, что им не нравится политический режим или лидер. Нельзя менять режимы извне, пусть даже авторитарные, которые стабильны и обеспечивают баланс интересов основных социальных слоев общества. Их демонтаж должен осуществляться гражданами страны, а не путем внешнего вмешательства. В долгосрочной перспективе для снижения притока мигрантов нужны масштабные инвестиции в экономики развивающихся стран, создание там рабочих мест и повышение уровня жизни. Но для этого нужна новая система международных отношений.

Почему США не спешат ставить точку в этой проблеме? Потому что беженцы не едут в Штаты. Они согласились принять только несколько тысяч —  все! Их больше своя мексиканская проблема мигрантов волнует. Штаты далеко и выгода у них простая: чем больше проблем у Европы, тем больше она будет нуждаться в поддержке США. Штаты могут влиять на региональные конфликты, стимулировать их, а значит усиливать отток мигрантов в сторону Европы либо, наоборот блокировать. США выгодно показать Европе в очередной раз, кто главный в мировой политике, и иметь рычаг давления на нее. Сегодня Евросоюз трещит по швам, потому что он не готов к такому наплыву мигрантов. И это только первая фаза —  принять. Гораздо сложнее будет вторая фаза... Как адаптировать этих людей с неевропейской культурой и ментальностью?

Уже сейчас радикалы ставят вопрос о том, что мигранты просто изменят лицо Европы с христианского на мусульманское. Такая опасность действительно есть, если процесс миграции из арабских стран будет неуправляемым. Потому что в ЕС едут в основном мужчины молодого и среднего возраста, социально активные, решившиеся на переселение в другую страну. Они будут создавать свои семьи, привозить родственников. У них иные традиции, религия и нет особого желания интегрироваться в европейскую культурную среду. Так что проблемы для Европы только начинаются. Если она не сможет адаптировать мигрантов к европейской культуре, укладу жизни и построить мультинациональное общество на едином ценностном фундаменте, то это может привести к системному цивилизационному конфликту и поставит под угрозу ее существование в нынешнем виде.

Пока ЕС не смог стать плавильным котлом, где бы сформировалась единая европейская идентичность. В частности, об этом говорит тот факт, что в ИГИЛ успешно воюют те, кто родился в странах Евросоюза и получил европейское образование. Граждане Англии, Германии, Франции здесь набираются боевого опыта, укрепляются в своей вере и нетерпимости к иноверцам. Это они отличаются жестокостью и напористостью в среде боевиков. У них есть возможность переходить границу в Турцию, садиться на самолет и, когда нужно, лететь домой в Европу. Так что переполох в СМИ насчет того, что среди беженцев много боевиков ИГИЛ, считаю несостоятельным. Для терактов в странах ЕС хватит и своих европейских боевиков, прошедших школу ИГИЛ. Опасаться нужно того, чтобы число их сторонников в Евросоюзе не достигло опасных масштабов. Кстати, эта проблема касается и нас. Там воюет и по нескольку тысяч граждан России и республик Средней Азии (все помнят недавний побег в ИГИЛ студентки МГУ Варвары Карауловой, которую удалось перехватить в Турции). И нам надо готовиться к их возвращению.

А вообще проблема трудовой миграции не является новой для Европы. Еще до нынешнего миграционного бума между Великобританией и ЕС возникли серьезные противоречия. Англичане заявили о намерении ввести собственные ограничительные меры на прием мигрантов, но в Евросоюзе эту инициативу не поддержали. Это стало одной из основных причин инициирования референдума о выходе Великобритании из ЕС, который должен пройти до конца 2017 года. События показывают, что их позиция была обоснована. Сегодня доминировавшая ранее идея о свободном перемещении мигрантов внутри ЕС потерпела фиаско. По вопросу о приеме мигрантов Евросоюз раскололся на два лагеря. Страны Восточной Европы выступают против приема мигрантов, в то время когда Западная Европа в лице ведущих государств ЕС Германии и Франции считает, что это делать необходимо.

Пока страны ЕС договорились распределять мигрантов между собой по квотам, которые определены, исходя из экономического потенциала государств. Однако трудовая миграция —  это мировая проблема, и механизмы для ее решения должны быть выработаны на уровне ООН. Также необходимо определить универсальные, единые подходы к ее оценке и методам реагирования, исключив применение двойных стандартов. В частности, мировое сообщество активно обсуждает наплыв мигрантов в Европу, которая за текущий период меньше миллиона беженцев приняла. И одновременно с этим мир практически не заметил массовый исход почти миллиона человек из восточных областей Украины, прибывших в Россию менее чем за год. Наша страна приняла их в одиночку. Хорошо ли плохо, но обустроили этих людей при фактическом бездействии международных организаций и стран Запада, которые активно поддерживали государственный переворот на Украине в 2014 году и несут свою долю ответственности.

События последних лет говорят о том, что военно-политические конфликты в разных частях света могут наносить удар по экономическим центрам дополнительным наплывом беженцев. Хорошо, если нынешний поток мигрантов в ЕС заставит мировые державы учитывать этот фактор при проведении своей внешней политики. Возможно, тогда вопрос регулирования миграционных процессов в глобальном масштабе, наконец, перейдет в плоскость практического решения.

Татьяна Строганова
mediazavod.ru

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Автор сайта

Цитаты

Виктор ВАЙНЕРМАН, член Союза российских писателей, заслуженный работник культуры России, профессор РАЕ:
— …Рассказ Татьяны Строгановой «Единственный на свете» мне захотелось выучить наизусть и читать вслух, специально собирая для этого школьников – и в литературном музее, и в школах. Рассказ челябинской журналистки – о верности, о судьбах, о вере друг в друга. Я бы сказал, не боясь красивости – это рассказ о том, что делает нас людьми и позволяет сохранить надежду на будущее человечества.

Из статьи критика, опубликованной в литературно-художественном журнале «Менестрель» № 2  (2013 г.)

***

— А вот мой любимый герчиковский афоризм — «Великая тайна литературной кухни: герой произведения умнее автора». Вот и у меня каждый раз такая история с героями публикаций... Ваша фразочка совсем не оставляет мне шансов на «поумнение»?..

Илья Герчиков, вице-президент Ассоциации русскоязычных сатириков Израиля:

— Вам, уважаемая Татьяна, как я понял из знакомства с вами и по вашим публикациям, ничего не угрожает. Вы умница и профессионал-журналист высочайшей квалификации. Уверен: любого умника за пояс заткнёте.

http://stroganova.su/society/516-vrach-s-mozgami-nabekren.html

 ***

— Вы не любите каверзные вопросы?

Директор челябинского физико-математического лицея № 31, почетный гражданин Челябинска Александр Попов:

— Да я ответы не люблю.

— В смысле лучше не ответить, чем ответить и за это потом отвечать?..

— Да не интересно мне отвечать! Вопросы ваши интереснее. Их редко кто может задавать.

http://stroganova.su/society/515-aleksandr-popov-u-menya-otbirayut-chelyabinsk.html

***

— Как научный журналист, я могу признаться, что популярный рассказ о математике — это самое сложное в научной журналистике. Это запредельная вершина! — прокомментировал победу нашей землячки член жюри, основатель и главный редактор научно-популярного журнала «Кот Шрёдингера» Григорий Тарасевич.

http://stroganova.su/science/482-ministr-obrazovaniya-postavila-pyaterku-po-matematike-chelyabinskomu-zhurnalistu.html

Комментарии

  • Контрразведчик впервые рассказал об НЛО

    Тамара Москалёва 11.09.2018 13:12
    -Во! Вот это финал... Светлая память... Хорошая статья - замечательный памятник незаметному труженику ...

    Подробнее...

     
  • От печки до лампочки

    Cleo 09.09.2018 05:37
    Thanks for finally talking about >От печки до лампочки

    Подробнее...

     
  • Константин Филимонов начал жизнь с чистого листа

    Татьяна 10.06.2018 13:39
    Спасибо, Лидия Владимировна! Как вы правы! Жизнь действительно непредсказуема, и в ней все так ...

    Подробнее...

     
  • Константин Филимонов начал жизнь с чистого листа

    Лидия Старикова 09.06.2018 03:41
    Прочла с большим интересом.Знаеш ь, что мне нравится, Таня, что ты не расстаешься со своими ...

    Подробнее...

     
  • Ветераны журналистики выбрали делегатов

    Тамара Москалёва 09.05.2018 22:46
    -Молодцы!

    Подробнее...

2009—2018 © Татьяна Строганова.  Перепечатка материалов только по договоренности с автором.  stroganova2 @ yandex.ru
Сделано в веб-студии Юрия Прожоги Prozhoga.ru